Удивительная история Шона Райта-Филлипса: О гениальности Моуринью, подростковых трудностях и деньгах

Удивительная история Шона Райта-Филлипса: О гениальности Моуринью, подростковых трудностях и деньгах

Шон Райт-Филлипс пятнадцать лет назад считался одним из самых талантливых английских футболистов, однако раскрыть свой потенциал на все сто процентов ему не удалось. О трудностях в карьере, об отношениях с Жозе Моуринью, Роберто Манчини и многом другом – в переводе статьи The Athletic специально для «Евро-Футбол.Ру».

Райт-Филлипс сидит в лобби отеля «Челси» и рассказывает о своем бывшем главном тренере Жозе Моуринью. Мы попросили Шона вспомнить, в чем же была магия Моуринью и его раннего «Челси». Сам Райт-Филлипс оказался в команде в 2005 году, став одним из первых приобретений «Особенного». Под его руководством Шон стал чемпионом Англии и выиграл национальный Кубок.

Удивительно, но первым, о чем вспомнил Райт-Филлипс, был его провальный матч против «Фулхэма». Тогда, в 2006-м, «Челси» проиграл своим соседям 1-0, а Моуринью заменил Райт-Филлипса уже на 26-й минуте.

- Жозе заменил сразу двоих – меня и Джо Коула. Мы не совершали никаких ошибок, но мы никак не могли забрать мяч под свой контроль. Жозе видел это и понимал, что надо срочно что-то менять. Джо был в бешенстве. Я лишь усмехнулся – не люблю прилюдно выражать свой гнев.

Головой я понимал, что у тренера есть 16 человек в распоряжении (тогда в заявке на матч было всего 5 запасных – прим. «ЕФ»), и только он решает, кто должен выйти на поле, чтобы добиться победы. Конечно, мне было дико обидно. Я понимал, что мои друзья на поле, и они хотят победить, мне нравился Моуринью и его методы работы. Но, черт возьми, это правда было обидно. Он потом объяснил мне своё решение, только вот тогда, уходя с поля, я был расстроен.

Embed from Getty Images

- Надо признать, что у Жозе всегда всё было под контролем. Он смотрел далеко вперёд и предугадывал события. Например, в сезоне 2006/07 перед двухматчевым кубковым противостоянием с «Тоттенхэмом» он отвел меня в сторону и сказал: «Сегодня ты не выйдешь на поле с первых минут, но если мы будем проигрывать, то ты появишься на поле и сравняешь счёт. И потом ты появишься в старте». Не поверите, но так всё и случилось – первый матч мы сыграли 3-3, а во ответном победили 2-1. И да, я забил. После этого начинаешь доверять тренеру на все сто процентов.

Для Жозе команда была настоящей семьей. У меня было двое маленьких детишек, и они иногда просились со мной на тренировку. Вы даже не представляете, как мне было приятно видеть, что Жозе играет с ними в мячик прямо на поле. В этот момент ты понимал, что мы все как одна семья. У Жозе было время не только на нас, но и на наших детей.

Когда я ушел из «Челси» и оказался в «КПР», Жозе подошел ко мне после матча и спросил: «Шон, как дела? Как детишки?». В эти моменты ты понимаешь, насколько он внимательный человек. Да, во время матчей он мог терять самообладание, кричать на нас, но игроки тоже срываются. Главное, какой ты на самом деле человек.

- Моуринью намного умнее и глубже, чем его зачастую представляют в английской прессе. Мы, как игроки, ловили каждое его слово. Он никогда не поднимал шум без причины. Если он ругался, то был повод. Жозе просчитывает всё на несколько шагов вперед. Когда к нему подходил игрок, он уже знал, что ему ответить на это. Было бесполезно спорить с Жозе по поводу каких-либо статистических показателей. Он знал их наизусть. Не было ни единого вопроса, который мог бы поставить его в тупик. Нам казалось, что он знает всё.

Embed from Getty Images

Райт-Филлипс на секунду замолкает. В следующем году ему будет 40 лет и, скорее всего, он сам просчитывает свои следующие шаги. Он – приемный сын легендарного форварда «Арсенала» Яна Райта. Шон завершил свою карьеру три года назад, проведя 275 матчей за «Манчестер Сити», три года в «Челси», четыре – в «КПР», а последние годы играл в США.

Райт-Филлипс говорит, что хочет заниматься тренерской работой. При этом он также интересуется развитием молодых футболистов.

- Мне нравится быть наставником для молодых ребят. Я помню себя пацаном, когда многие мои ровесники сталкивались с различными трудностями. Если бросить их в тяжёлые моменты, то это далеко не всегда заканчивается хорош. Моей первой академией был «Ноттингем Форест». Клуб даже заплатил за меня какие-то деньги, и я был уверен, что нужен им. Я ехал туда с огромной надежной, а потом через три года меня просто выкинули из команды. Я оказался им не нужен. Вот тогда я впервые столкнулся с негативными эмоциями об игре и о профессиональном спорте.

Самое ужасное в этом – со мной вообще никто не общался и не пытался объяснить ситуацию. Сначала они говорили, что готовы предложить мне контракт в молодёжке, я спокойно поехал в Лондон. И тут мне позвонили и сказали: «Знаешь, парень, мы передумали». Представьте, какого это услышать в 16 лет. Далеко не каждый ребенок в этом возрасте сможет справиться с таким стрессом. Они сказали мне это по телефону, когда я ехал в поезде. И хорошо, что со мной был Марлон Хэрвуд (в будущем – также профессиональный футболист), моя мама и брат. Они поддержали меня.

Embed from Getty Images

Райт-Филлипсу повезло. Всего сутки он был «никому не нужен». Академия «Манчестер Сити» согласилась подписать с ним контракт. Но и там ему пришлось пробивать себе место под солнцем. Почти все тренеры считали Шона очень маленьким для профессионального футболиста (его рост – 165 см). Даже Кевин Киган, который дал Шону путёвку в большой футбол, был уверен, что такой «малыш» не заиграет на профессиональном уровне. Сейчас всё иначе, Шон?

- Всё зависит от команды и от лиги. Возьмите, например, Тарика Лэмпти. Он был в «Челси», но там его не заметили. Теперь он сияет в «Брайтоне». Как «Челси» позволил такому таланту уйти? Я правда не знаю ответа на этот вопрос. Самое простое – это сказать, что он ниже, чем Рис Джеймс. Но я уже давно понял, что в футболе всё очень зависит от обстоятельств. Одному тренеру ты не нужен, другой считает тебя игроком экстра-класса.

В «Манчестер Сити» Райт-Филлипс быстро заставил всех забыть о его невысоком росте. Для болельщиков он стал культовой фигурой в начале 2000-х. «Шонни, Райт, Райт, Райт», - регулярно доносилось с трибун. Когда он уходил из «Манчестер Сити», то плакал как 12-летний. Это он сам так говорил. Правда его трансфер в «Челси» совершенно не зависел от него самого.

- Когда меня подписали «Сити», я был уверен, что всю карьеру проведу за этот клуб и спокойно уйду на пенсию. «Сити» меня полностью устраивал. Выступление за эту команду было невероятно эмоциональным. Я очень многому научился у Али Бенарбии, Айала Берковича, Пола Дикова, Ричарда Данна, Шона Гоатера. Вокруг этих игроков тогда строилась команда. И все они невероятно поддерживали меня. Они говорили, что моя сила не только в дриблинге.

Сейчас немного по-детски рассуждать, что раз ты оказался в команде, то будешь там играть вечно. Тогда у «Манчестер Сити» не было огромных денег, и моя продажа очень сильно помогла клубу финансово. Меня тогда действительно не спрашивали. Клубы договорились, и я отправился в Лондон. У меня не было выбора.

В тот момент я был морально истощен и расстроен. Но, как показало время, переход в «Челси» был правильным решением и для меня, и для «Сити».

Embed from Getty Images

Если задуматься о развитии английского футбола, то эта сделка одна из важнейших в истории Премьер-лиги. Дело в том, что тогда «Манчестер Сити» был близок к банкротству, и деньги от продажи Райт-Филлипса помогли «горожанам» дотерпеть до своей сделки века с арабскими шейхами.

Что же касается самого Шона, то он быстро освоился в «Челси», вписавшись в мощную банду вингеров вместе с Арьеном Роббеном, Дамьеном Даффом и Джо Коулом.

- Я понимал, что переход в «Челси» - это вызов, и я наслаждался этим. В «Манчестер Сити» мне было просто – я постоянно получал мяч. В «Челси» мне нужно было набраться терпения. Теперь мне не надо было делать всё и сразу, у меня была весьма четкая роль в команде. К тому же, я невероятно подтянулся тактически. Например, если Дидье Дрогба получал пас, то мы тут же должны были начинать забегания. Если мяч был у Лэмпарда, я тут же начинал свой рывок по флангу, даже не задумываясь. Его пас сто процентов найдет меня сам. Если мяч у Гудьонсена, то мне надо было пробегать в зоне между центральным защитником и центральным полузащитником.

Жозе – гений тактики. Мы не были обороняющейся командой, как многие говорят, мы просто классно защищались, когда это требовалось. Моуринью каким-то удивительным образом делал всех игроков счастливыми, сумев объединить всех ради общей цели – победы. Наверное только он знает, как ему это удавалось. Даже когда игроки не появлялись на поле, все чувствовали сопричастность.

В 2007 году Моуринью ушел из команды после того, как его отношения с Романом Абрамовичем стали более напряженными.

- Если честно, я был очень удивлен этому. Ничто не предвещало его ухода. Просто однажды мы пришли на тренировку, а Жозе сказал: «Парни, я просто хотел сказать вам, что я ухожу». У всех был шок. Некоторые игроки знали об этом заранее, но они не подавали виду. Совет директоров никогда не объясняет свои решения, но увольнение Моуринью – это что-то экстраординарное. Его отставка буквально разрушила команду. Честно, я не знаю, что там произошло у Жозе с боссами клуба, но его уход стал шоком для всех.

Embed from Getty Images

А стал ли ещё большим шоком приход Авраама Гранта?

- Я даже не знаю, как ответить на этот вопрос. Он был спортивным директором, а потом сразу стал главным тренером. Нам не оставалось ничего другого, как просто довериться ему.

Под руководством Гранта Райт-Филлипс частенько выходил на поле, но когда дело дошло до финала Лиги чемпионов 2008 года в Москве, Шон оказался вне заявки.

- Я не думал тогда, что это конец моей истории в «Челси». Но мне было непонятно, почему тренер, который так часто меня выпускал, не дал мне шанс в Лиге чемпионов. Я был расстроен, но я должен был видеть картину шире. Со временем я понял, что дело было не во мне. Стартовые составы на игру говорят за день до матча, а вот замены могут огласить только в день игры. Моя семья прилетела в Москву, посмотреть игру, а меня не оказалось даже в запасе.

С тех пор Райт-Филлипс не надевал футболку «Челси». В августе 2008 года он вернулся в «Манчестер Сити», который начинал тратить всё больше и больше. У Шона была безукоризненная репутация и имя в клубе, так что его трансфер имел важное значение для «Сити».

- Когда я уходил из «Сити», я на пресс-конференции заявил, что обязательно вернусь в команду, прежде чем уйду на пенсию. И я не обманул. В то время мне надо было регулярно играть, чтобы попадать в состав сборной Англии, так что предложение «Сити» оказалось, как нельзя кстати. Тогда я ещё понятия не имел, в какую команду превратится «Манчестер Сити».

Помню, читаю новости: «Мы покупаем Робиньо». «Ну, неплохо», - подумал я. Все были в восторге от того, что команда наконец-то стала приобретать лучших футболистов мира. К нам пришли де Йонг, Компани, Джеко, Элано. Уже тогда стало понятно, что владельцы из Абу-Даби строят большие планы.

Одной из переломных стала игра против «Арсенала». Выходя на поле против «канониров», я всегда думал, что мы уже с первых минут проигрываем минимум 4-0. Их репутация «непобедимых» неслабо давила на остальных. Но тогда мы выиграли 4-2. Я забил гол, а Адебайор совершил своё знаменитое празднование у гостевой трибуны.

Embed from Getty Images

Но были и печальные моменты для «Сити». Например, матч с «Манчестер Юнайтед», когда на 96-й минуте Майкл Оуэн принес «дьяволам» победу.

- Ферги лучший в этом, - смеется Райт-Филлипс. – Годами последние минуты матча становились переломными для его команды. В те годы «Сити» начал переламывать расклад сил в Манчестере, но это поражение было действительно болезненным.

Тогда «Сити» тренировал Марк Хьюз, и он регулярно доверял Райт-Филлипсу. Но после необычной серии из 8 ничьих в 9 матчах Хьюза уволили и пришёл Манчини.

- Я безумно расстроился такой рокировке. Да, мы сыграли вничью несколько раз, но зачем сразу увольнять? К нам пришёл тренер с богатым резюме, который сразу сказал, что будет тратить очень много. Мне кажется, что та ничейная серия стала лишь предлогом для увольнения Хьюза. Боссы просто хотели заполучить Манчини.

Под началом итальянца у Шона дела пошли куда хуже.

- Я не сказал бы, что мы спорили с ним, но он постоянно требовал от меня оборонительной игры. В те годы я просто не мог дать ему это. Я привык играть иначе. Он постоянно что-то пытался мне объяснить, но многие вещи, что он говорил, были бессмысленными. Это было похоже на разговор слепого с глухим: «Делай то, делай это». Он никогда не объяснял, зачем мне нужно это делать.

В 2011 году после того, как Райт-Филлипс помог выиграть «Сити» Кубок Англии, он отправился в «КПР», где поиграл под началом Нила Уорнока и Харри Реднаппа. С последним отношения также не задались.

На одной из пресс-конференций Реднапп сказал: «Давайте сядем и поговорим открыто. Если вы хотите заработать энное количество денег, то справедливо ли будет, если от вас будут требовать отрабатывать их?»

Все поняли, что это был намёк на Райта-Филлипса, который хотел заключить контракт с повышенной зарплатой. Шон тут же закипает.

- Спросите людей, которые хорошо знают меня. Вопрос денег никогда не был для меня основным. Для меня главное – играть в футбол и наслаждаться игрой. Но да, мне сложно играть в командах, футбол которых не подходит моему стилю. В этой ситуации мне проще уйти оттуда. В те годы многие команды играли забросами и мой скоростной футбол был востребован. Если не нравится, что я делаю – продавайте.

Это смешно, что меня упрекают о деньгах. Почему никто не вспоминает, что я ушёл из «КПР» на зарплату, которая на 95% ниже, чем была у меня? Это футбол, и я готов был играть там, где меня ждут. В «КПР» меня пытались выставить каким-то скупердяем, но это совершенно не так.

В те годы «КПР» пытался стать топ-клубом, скупая многих звёздных игроков, но ничего из этой затеи не вышел.

- В команде резко появились деньги, и их просто начали тратить налево и направо. В «Манчестер Сити» игроков покупали точечно, зная, для чего они нужны. В «КПР» покупали всё, что плохо лежало. И мы помним, чем это закончилось (клуб вылетел из Премьер-лиги).

Embed from Getty Images

Завершив свою карьеру в США, Райт-Филлипс вернулся в Англию. Интересно, как бы развивалась карьера Шона, оказавшись он под началом Пепа Гвардиолы?

- Я оказался в команде в нужное время. И если бы я мог выбирать, то всё равно бы предпочёл играть именно в тот период. Я не знаю, как сложилась бы моя карьера в современном футболе, но мне хочется верить, что моих мозгов и техники хватило бы, чтобы пробиваться в основу «Сити».

Перевод и адаптация Максим МАЛЮКОВ

Евро-Футбол.Ру


Лучшие букмекеры
Читайте также на Евро-Футболе: